СТЕНОГРАММА
заседания Диссертационного Совета К.064.40.01
по философским наукам в Северо-Кавказском научном центре
высшей школы

20 декабря 2000 года г. Ростов-на-Дону

Протокол №

Присутствуют 16 членов Диссертационного Совета:


Председатель Совета, кандидат философских наук 09.00.08, доктор химических наук, член-корреспондент РАН Жданов Ю. А.,
Заместитель председателя Совета, доктор философских наук 09.00.13, профессор Несмеянов Е. Е.,
Учёный секретарь Совета, кандидат философских наук 09.00.08, доцент Шульман М. М.
Доктор философских наук 09.00.08 Верещагин В. Ю.,
Доктор философских наук 09.00.13 Давидович В. Е.,
Доктор философских наук 09.00.08 Данцев А.А.,
Доктор философских наук 09.00.13 Драч Г.В.,
Доктор философских наук 09.00.08 Жаров Л.В.,
Доктор философских наук 09.00.13 Матяш Т.П.,
Доктор философских наук 09.00.08 Минасян Л. А.,
Доктор философских наук 09.00.08 Негодаев И. А.,
Доктор философских наук 09.00.13 Радовель М.Р.,
Доктор философских наук 09.00.08 Режабек Е. Я.,
Доктор искусствоведения 09.00.13 Усенко Л. В.
Доктор искусствоведения 09.00.13 Шевляков Е. Г.,
Доктор философских наук 09.00.13 Яковлев В. П.

Повестка дня:
Защита диссертации на соискание учёной степени кандидата философских наук по специальности 09.00.08 - философия науки и техники - Председателя "Центра геополитических экспертиз" Экспертно-Консультативного Совета по проблемам национальной безопасности при Председателе Государственной Думы Российской Федерации на тему "Эволюция парадигмальных оснований науки (философско-методологический анализ)".
Научный руководитель - доктор философских наук, профессор Верещагин В.Ю.
Официальные оппоненты:
доктор философских наук, профессор Матяш Т.П.
доктор философских наук, профессор Кузнецов В.Г.
Ведущая организация Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, кафедра филосо-фии и методологии науки факультета государственного управления.

Председатель Совета профессор Жданов Ю.А.:
Уважаемые коллеги, согласно явочному листу присутствуют шестнадцать из восемнадцати членов Дис-сертационного Совета, и Совет правомочен проводить заседание с рассмотрением диссертации. На защи-ту представлена диссертация Дугина Александра Гельевича на тему "Эволюция парадигмальных основа-ний науки (философско-методологический анализ)" на соискание ученой степени кандидата философ-ских наук по специальности 09.00.08 - философия науки и техники.
Научный руководитель - заместитель по научной работе начальника Ростовского юридического институ-та МВД России, доктор философских наук, профессор Верещагин Виктор Юрьевич.
Официальные оппоненты доктор философских наук, профессор ИППК при РГУ Матяш Т.П. и доктор философских наук, профессор кафедры философии и методологии науки философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Кузнецов В.Г.
Ведущая организация Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, кафедра филосо-фии и методологии науки факультета государственного управления.
Слово предоставляется учёному секретарю совета Шульману М.М. для оглашения имеющихся в деле соискателя материалов и подтверждения их соответствия требованиям ВАК Министерства образования России.

Учёный секретарь совета доцент Шульман М.М.:
Уважаемый председатель Совета, уважаемые члены Совета. В адрес Председателя Совета поступила телеграмма из Москвы от официального оппонента Кузнецова Валерия Григорьевича.
"Присутствовать на заседании диссертационного Совета 20 декабря 2000 года не могу. Прошу огласить мой положительный отзыв на дисертацию Дугина А.Г. "Эволюция парадигмальных оснований науки (философско-методологический анализ)". Профессор Кузнецов В.Г."
Наличие на телеграмме подписи профессора Кузнецова и печати философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова удостоверяется. Таким образом в соответствии с Инструкцией ВАК мы можем прово-дить защиту в отсутствии одного оппонента, но при наличии второго официального оппонента Матяш Т.П. и двух положительных отзывов. В деле имеются все документы, необходимые для защиты диссерта-ции (излагает содержание представленных соискателем Дугиным А.Г. документов и подтверждает их соответствие требованиям ВАК Министерства образования России).

Председатель Совета профессор Жданов Ю. А.
Приступаем к процедуре защиты. Слово представляется соискателю Дугину Александру Гельевичу для изложения основных результатов диссертационного исследования.

Соискатель Дугин А. Г.:

Уважаемый председатель! Уважаемые члены диссертационного Совета, все присутствующие!
Вашему вниманию предлагается диссертационная работа под названием "Эволюция парадигмальных оснований науки (философско-методологический анализ)".
Современный этап развития научного знания отличается целым рядом новейших тенденций. Мировоз-зренческая ревизия классических научных представлений, сформировавшихся в эпоху Галилея-Ньютона-Декарта, открытие новых реальностей микроскопического и макрокосмического уровней, опрокидываю-щих детерминистские основы классической механики, приводит к размыванию классических критериев научности, непредсказуемой эволюции научных методологий, появлению новых синкретических дисци-плин и экстравагантных квазинаучных концепций.
Многие современные ученые, занимающиеся прикладной наукой, историей и философией науки, подни-мают вопрос о "конце науки", который видится как один из аспектов более общей тенденции мировой цивилизации, обозначаемый в терминах "конца истории" (Ф.Фукуяма) или "пост-истории" (Ж.Бодрийяр) и касающийся перехода человечества от биполярного к однополярному миру, что сопровождается глоба-лизацией и унификацией всех исторических и культурных процессов. Этот вопрос, например, сформули-рован Дж. Хорганом в соответствии с широкой дискуссией ведущих современных ученых (90-е годы), развернувшейся вокруг осмысления новой исторической ситуации (о "конце науки" ученые задумыва-лись и раньше: например, А.С.Компанеец в 60-е годы, С.Хокинг в 80-е годы XX века ).
Дж.Хорган связывает "конец науки" с тем, что все основные научные открытия уже сделаны, что откры-вать больше нечего, и поэтому в ближайшее время фундаментальная наука полностью будет заменена технологией, т.е. практическим применением уже известных и открытых научных истин. На место серь-езной науки классического образца приходит, по его мнению "наука ироническая", жонглирующая чис-тыми абстракциями, полностью оторванными от эмпирической реальности.
Концепция "конца науки" согласуется с выводами таких критиков научного мировоззрения, как А.Бергсон, Р.Генон, М.Шелер, М.Хайдеггер, О.Шпенглер, К.Г.Юнг, М.Элиаде и др., настаивавших на исчерпанности гносеологического подхода, лежащего в основании научного мышления Нового времени, а также с мнением многих ученых и философов науки, свидетельствующих об утрате той социо-культурной и мировоззренческой функции, которую наука реализовывала в последние 400 лет в качестве регулирующей, нормативной инстанции при решении основных исторических, культурных, идеологиче-ских, гносеологических, философских и социальных вопросов (В.Гейзенберг, Ж.Делез, П.Фейерабенд, М.Фуко, Ф.Капра, Ф.Лиотар, Ж.Лакан, И.Пригожин, В.Паули и др.).
"Конец науки", разумеется, следует понимать не как свершившийся факт, но скорее как "тренд", как "процесс окончания" безраздельной доминации основных ментальных, мировоззренческих и культурных клише науки Нового времени или "классической науки" (XVII- первая треть XX вв.). Наука не исчезает, но меняет свое качественное, функциональное, социологическое, гносеологическое - шире, парадигма-тическое значение.
Для характеристики того, чем является "продолжение науки" в эпоху ее конца, статуса и специфики "по-стнауки" в современную эпоху, необходимо обратиться к генеалогии становления самой науки, показать те исторические тенденции, которые привели к появлению, утверждению, доминации, а затем к транс-формации научного мышления; выяснить причины того, что к концу XX века некогда единое научное мышление со своими системами критериев научности, "точности", "корректности", "верифицируемо-сти", "доказуемости" и т.д. превратилось в довольно разнородную мозаику теорий, позиций, школ, отли-чающихся друг от друга не только по методологиям, но и по базовой, парадигмальной аксиоматике, в разных случаях совершенно разной, что привело к постановке вопроса, есть ли еще наука или ее больше нет, и как называется то, что существует на ее месте.
Качественное изменение природы современной науки нуждается в переосмыслении, которое должно заключаться в попытке охватить историю науки на уровне ее парадигмальных оснований в глобальном историческом контексте с учетом предпосылок ее возникновения, соотношения с предшествовавшими и полемически противодействующими ее становлению духовными факторами (идеологическими, мировоз-зренческими, религиозными, мифологическими).
В связи с этим выбор темы диссертации предопределен необходимостью новой интерпретации сущности, функций, границ и логики эволюции науки на основании концептуализации тех фундаментальных пара-дигмальных сдвигов в историческом сознании, которые отличаются не просто очередной последователь-ной стадией кумулятивного накопления научных знаний и развития гносеологических и технологических методологий, но представляют собой явление слома многих основополагающих исторических и научных очевидностей, ставящих под сомнение общую адекватность философско-научного вектора развития Но-вого времени. Такая гносеологическая и социокультурная ситуация заставляет искать принципиально новые пути постижения, осмысления и анализа основополагающих тенденций в эволюции научных пред-ставлений, обращаться к изначальным представлениям, лежащим в основе общего мировидения, свойст-венного Новому времени, исследовать исторический и интеллектуальный контекст зарождения науки в сопоставлении с иными, ненаучными и донаучными мировоззренческими системами.
Изучение философии и истории науки имеет устоявшиеся традиции. Синтетический и в чем-то "нео-энциклопедический" подход исследований последних десятилетий позволяет обобщить историю науки в ее наиболее значимых мировоззренческих и эпистемологических моментах.
Философскую и общенаучную литературу по этой проблеме можно разделить на несколько основных блоков.
К первой категории относятся обзорные труды, описывающие феноменологию эволюции научных пред-ставлений в ее историко-теоретичес-ком контексте. Вторая категория включает в себя работы, предпола-гающие широкие философские обобщения, касающиеся развития науки в целом. Третья категория вклю-чает труды самих ученых-естественников, предлагающих особый взгляд на науку - взгляд изнутри. К четвертой категории следует отнести исследования, в которых проводится сопоставление научных моде-лей познания реальности с их аналогами в традиционных обществах.
Для рассмотрения эволюции науки в диссертационном исследовании избран метод сверхобобщающих парадигм. Рассмотрение эволюции парадигмальных оснований науки осуществляется на основе контек-стуализации научных, донаучных и постнаучных представлений в спектре гносеологических установок, свойственных тому или иному типу цивилизации. Такой подход оперирует не с содержанием конкретных высказываний, каждое из которых представляет собой отдельную научную дисциплину, концепцию, идею, школу, теорию и т.д., но с парадигмальными языковыми закономерностями, предопределяющими целый спектр возможных высказываний, подчиняющих их строй определенной, чаще всего остающейся за кадром и ускользающей от критической рефлексии, структурной логике. Анализу подвергается не саморефлексия научных дисциплин и систем, а парадигмальный источник их возникновения, общий не для отдельных случаев, а для всей серии.
Цель диссертации состоит в том, чтобы философски осмыслить процесс эволюции научных знаний в контексте обобщающей парадигмальности.
Для достижения этой цели в диссертационном исследовании ставятся и решаются следующие задачи:
проанализировать фундаментальную десемантизацию термина науки, трансформацию его значения и функций в эпоху "постмодерна";
предложить дефиницию науки с позиций парадигмального подхода;
сформулировать и обосновать метод сверхобобщающих парадигм;
описать основные научные парадигмы и выявить структуру их качественного воздействия на базовые мировоззренческие представления человека;
выявить исходные детерминанты научных парадигм;
дать философскую интерпретацию холистской модели познания, характерной для традиционных об-ществ;
проанализировать парадигмальные основания мировоззренческого сдвига, который произошел при пере-ходе от античной ментальности к монотеизму;
определить место эпохи Возрождения в диалектическом развитии парадигмальных оснований науки;
осуществить парадигматическую идентификацию современной науки в контексте ментальности Нового времени;
проанализировать парадигматический сдвиг, намечающийся в период перехода науки от ее экстенсивно-го развития к интенсивному (конец XIX - начало XX в.в.);
рассмотреть вопрос о герменевтике техники и ее соотношении с парадигмальным пониманием науки.
Научная новизна диссертационного исследования, на наш взгляд, заключается в том, что было произве-дено исследование феномена науки и этапов его становления с позиций постмодерна; обосновано ис-пользование и выявлены границы применения нового парадигматического метода, который предполагает оригинальную масштабную модель обобщений с учетом научных метафор "сферы", "луча" и "отрезка"; предложена новая классификация различных научных, мифологических, религиозных и метафизических систем; сделан вывод относительно функциональной и содержательной исчерпанности современной науки в том ее значении, которое она имела начиная с эпохи формулировки ее первых постулатов, что позволяет осуществить переход к новой концепции "постнауки".
П о л о ж е н и я, в ы н о с и м ы е н а з а щ и т у
Понятие "конца науки" является симптоматическим выражением сложного процесса смены сверхобоб-щающих парадигм, который в логическом плане десемантизирует науку как явление, помещает ее в принципиально новый контекст, основные характеристики которого находятся в стадии становления и поэтому могут быть выделены лишь предварительно. Исследование эволюции парадигмальных основа-ний науки с помощью метода сверхобобщающих парадигм позволяет философски анализировать и опи-сывать связи между различными научными теориями, представляющимися совершенно самостоятельны-ми и удаленными друг от друга эпистемологическими феноменами в контексте основных научных мета-фор "сферы", "луча", "отрезка".
Парадигмальные основания науки выступают в качестве исходного неявного образца, матрицы, первич-ной структурирующей реальности, определяющей онтологические и гносеологические пропорции, тип сознания, рациональности, языка и мировоззрения человеческого сообщества, предопределяя и обобщая его базовые установки в виде предмировоззрения, праидеологии, своего рода корневого мифа.
Общий процесс эволюции научных представлений направлен от парадигмы сферы через парадигму луча к парадигме отрезка, хотя на разных этапах истории он усложняется отклонениями от этой магистраль-ной ориентации и подвержен циклическим колебаниям. Выработка основных принципов развития совре-менной науки происходила согласно сложной диалектической схеме, где диахроническая последователь-ность не всегда означала логическую и причинную взаимосвязь.
Традиционные общества в формировании научных представлений о структуре окружающего мира исхо-дили из принципа манифестационизма, описываемого парадигмой сферы. Монотеистический принцип построения мировоззренческой модели, определяющей развитие научных представлений, представляет собой парадигму луча, сменяющую парадигму сферы, свойственную домонотеистическим, "языческим" традициям и сакральным обществам.
Парадигматический метод в целом демонстрирует необходимость корректировки широко распростра-ненного в истории философии и философии науки положения о том, что Новое время является прямым и непосредственным развитием философских и научных предпосылок, выдвинутых эпохой Возрождения. Вместе с тем, эпоха Возрождения по основным своим характеристикам более близка античной парадигме сферы, сконцентрированной в мистико-герметических теориях, учениях и практиках и парадигматически более удалена от Нового времени в сравнении со схоластическими Средними веками.
Эволюция парадигмальных оснований науки включает в себя два этапа - этап экстенсивного развития (от начала Нового времени до конца XIX века) и этап ее интенсивного развития (с конца XIX века до конца XX века). На первом этапе парадигма отрезка укрепляется и распространяет свое влияние на различные области науки и культуры, на втором этапе - доминирует "интроспективное" рассмотрение научных первооснов, связанное с существенной ревизией исходных позиций.
Сценарии дальнейшего развития науки могут быть предложены на основе бифуркационной прогностиче-ской методологии: либо возобладает тенденция к обращению современных ученых к холистским моде-лям, либо, учитывая увеличивающийся разрыв между новейшими научными исследованиями и общей интеллектуальной культурой общества, дальнейшее развитие науки станет локальным явлением, методо-логия и язык которого будут понятны только очень ограниченному кругу "профессиональных ученых".
Результаты исследования были специально изложены на международной научной конференции "Россия во времени и в пространстве" ( Москва, 11 декабря 1999 г.), на теоретическом семинаре "Дискуссионные проблемы современной обществоведческой и экономической мысли" (Москва, 22 февраля 2000 г.), все-российской научно-теоретической конференции "Русская философия права: основные проблемы и тра-диции" (Ростов-на-Дону, май 2000).
У меня все. Спасибо за внимание.

Председатель Совета профессор Жданов Ю.А.:
Спасибо. Доклад завершен. Кому угодно задать вопросы? Пожалуйста, профессор Давидович.

Профессор Давидович В.Е.: Уважаемый Александр Гельевич, Вы в своей работе избрали метод сверх-обобщающих парадигм, представленный метафорами "сферы", "луча" и "отрезка". Каковы же дальней-шие перспективы развития науки? Вы подчеркиваете, что сегодня мы обращаемся к холистским моделям. Значит ли это, что остальные модели "снимаются", отвергаются? И если же возобладает все-таки холист-ская модель, то как это повлияет на междисциплинарную организацию науки?

Профессор Минасян Л.А.: Как соотносится Ваш метод сверхобобщающих парадигм с концепцией пара-дигм Куна? Куна упрекали за то, что его концепция излишне аморфна, неструктурирована и поэтому в принципе не может быть использована для исследования науки. В этой связи интересно было бы знать, изучали ли Вы соотношение Вашего парадигматического метода с концепциями Лакатоса и вообще всем тем, что было после Куна? Второй вопрос. В п.6 Положений выносимых на защиту Вы предлагаете раз-делить весь этап развития науки в Новое время на два этапа - экстенсивный и интенсивный. Как соотно-сится эта классификация с общепринятой моделью развития науки - классическая, неклассическая и по-стнеклассическая? Третий вопрос, последний. Вы делаете упор на то, что техника не является феноменом строго сопряженным лишь с одной какой-то парадигмой. Поясните это?

Профессор Режабек Е.Я.: Я хотел бы сформулировать свой вопрос следующим образом: как в Вашей концепции соотносится преемственность и разрыв преемственности в процессах парадигматических явлений?

Профессор Негадаев И.А.: Существует очень много определений науки. Вы определяете науку, на мой взгляд, как систему знаний. Что же в этом нового? Второй вопрос. В чем суть метода сверхобобщающих парадигм? Каково его содержание? Третий вопрос. Не видите ли вы определенное противоречие между п. 5 Положений выносимых на защиту и Вашим же утверждением, что современные тенденции в науке "опрокидывают детерминистские основы классической механики"? И последний вопрос. Каково соот-ношение между понятиями "знание" и "научное знание"?

Профессор Драч Г.В.: У меня вот какой вопрос. В литературе, анализ которой Вы даете, нет упоминания о науковедческих работах, в том числе и о работах Михаила Константиновича Петрова. Считаете ли Вы, что данная проблематика, например соотношения "большой" и "малой" науки, не относится к теме Ва-шей диссертации?

Профессор Данцев А.А.: Какое место эпоха Возрождения занимает в эволюции парадигмальных основа-ний науки? И как можно определить роль Возрождения в таком контексте?

Профессор Яковлев В.П.: Ваше исследование распространяется и на область общественных наук или относится только к естествознанию?

Председатель Совета профессор Жданов Ю.А.: Кто еще желает задать вопросы? Нет желающих, тогда у меня вопрос. Вы определяете парадигмы - "сферы", "луча", "отрезка" - посредством чувственно-зрительных образов. Хотя наука обычно апеллирует другими категориями - "причина", "объект", "дейст-вие" и т.д. Почему тогда Вы говорите, что эти парадигмы являются "сверхобобщающими"? Я понимаю, что речь идет о мифологии. Я сам немного занимался мифологией. У меня даже есть статья "Роковой комплекс Эйсихтуна", где я противопоставлял его мифу об Эдипе. Но Вы в своем учении о парадигме, по-моему, как-то трансформируете мышление на уровень образно-чувственных представлений. Почему же тогда это носит характеристику сверхобобщения? Это первое. Второе. Соответствует ли Ваш холист-ский подход тезису Маркса о том, что со временем наука о человеке и наука о природе сольются и что это будет одна наука?
Прошу, Александр Гельевич.

Соискатель Дугин А.Г.: Позвольте мне перед высоким собранием ответить в меру моих скромных спо-собностей в хронологическом порядке на заданные вопросы.
Уважаемый профессор Давидович спросил: "Каковы сценарии дальнейшего развития науки?" Здесь очень большой вопрос: возможна ли еще какая-либо парадигма? На мой взгляд, по внутренней логике этих самых парадигм, никакой другой модели, которая могла бы лечь в основу структуризации всего научного знания просто не существует. Дж. Хорган сейчас обсуждает вопрос об "end of science", все от-крытия совершены и дальше следует лишь технологизация научного процесса. Но на мой взгляд, это не так! Исчерпана лишь парадигма "отрезка" или наука Нового времени. Возникает очень сложный переход от одной, исчерпанной парадигмы, к другой. На мой взгляд, речь идет о возвращении к холистской, сфе-рической модели. Мы видим холистский подход у Капра, в теории Хаоса у Пригожина, концепции фрак-талов и т.п. Поэтому можно говорить, что современные физики отказываются по основным параметрам от картезианской модели вселенной и подходят вплотную к миру живой, недетерминированной, стохас-тической вселенной, где нарушается принцип однонаправленности времени, где возникаю сложнейшие законы нелокальности, фиксируемые в квантовой механике. Сейчас развивается уже "квантовая филосо-фия" или "философия суперструн" как версия особой холистской методологии в естествознании.
Теперь по поводу холистской модели. В моей диссертации холизм и парадигма сферы отождествляются. Именно в их рамках и развиваются традиционные общества.
О междисциплинарном подходе. Я полагаю, что да. Междисциплинарный подход очень конструктивен. И в эпоху средневековья, и в эпоху античности, и в эпоху Возрождения не существовало четкой дифферен-циации между различными областями знания. Люди занимались одновременно ангелологией, алхимией, ботаникой, магией, богословием, минералогией и механикой. Новый холистский подход к этому междис-циплинарному отношению и будет характерен для развития науки в будущем.
Профессор Минасян задала вопрос о соотношении концепций Куна со сверхобобщающими парадигмами, и как я оцениваю полемику Куна с Лакатосом и Масгрейвом и вообще с постпопперовской школой. Я думаю, что на самом деле они были не совсем после Куна. Они были современниками Куна, и между ними действительно шла полемика. Я являюсь сторонником Куна и вслед за ним считаю, что Новое вре-мя переоценило фактор рациональности, то есть то, что старается спасти любой ценой линия Поппера, Лакатоса и Масгрейва. Кун, по сравнению с ними, уже делает шаг навстречу холистским, интеграцион-ным, междисциплинарным подходам. На мой взгляд, это очень перспективно.
Теперь о соотношении моего метода и метода Куна, и почему я предлагаю именно метод сверхобоб-щающих парадигм. У меня следующая, более высокая и, если угодно, более расплывчатая степень гене-рализации знаний, так как Кун говорил лишь о влиянии парадигмальных процессов при переходе от од-ной модели аксиоматики к другой. Я же рассматриваю все это более широко.
О соотношении экстенсивного и интенсивного этапов в развитии науки с другими конвенциональными классификациями. Экстенсивный уровень совпадает с классическим, а интенсивный включает в себя как неклассический, так и постнеклассический.
Уважаемая профессор Минасян задала также вопрос и о технике. В данном случае я следую вслед за анализом немецкой неоонтологической философской школы Мартина Хайдеггера и развиваю его тезис о том, что техника является "поставом". Сама по себе техника бессодержательна и не определяет структуру гносеологического содержания - техника ведь существовала и в мифологической, и в монотеистической, и в рационалистической цивилизации. Она лишь технологически развивает то, что заложено в гносеоло-гической матрице.
Вопрос о преемственности и разрыве преемственности профессора Режабека очень интересен. Я больше шести лет работаю над этой проблемой, посветил ей много своих работ. Мне кажется, что преемствен-ность и разрыв между ними никогда не являются однозначным и абсолютным процессом. Особенно ус-тойчива парадигма сферы, которая проявляет себя и в те исторические периоды, когда формально доми-нируют другие парадигмы - луча или отрезка. Хотя формально происходит разрыв языческого мира с христианским, на самом деле, мы встречаемся с выживанием этой античной парадигмы сферы на всех этапах существования монотеизма. И даже в наш рациональный век либо в виде коллективного бессозна-тельного, либо в иных более глубоких формах парадигма сферы продолжает влиять на наши гносеологи-ческие установки, аффектировать их.
Отвечу на вопрос профессора Негодаева о том, что же я нового внес в определение науки. В дефиници-онном аспекте ничего радикально нового сделано не было. Единственно на чем я настаивал, так это на констекстуализации этого понятия. Кстати, в Британской энциклопедии в статье Эйнштейна определение науки дается в качестве особого гносеологического подхода, который сформировался на пороге Нового времени. Здесь Эйнштейн строго предлагает разделить науку как феномен Нового времени и то, что было до нее, то есть "преднауку". Так Гайденко предлагает называть наукой и то, что было до Нового времени, например пифагорейскую арифметику. Поэтому я исхожу из контекстуализации исторического понима-ния науки.
Следующий вопрос: в чем новизна метода сверхобобщающих парадигм - он не нов. Действительно, принципиально нового здесь нет. Это продолжение и расширение линии Куна и Капра. Я просто предла-гаю определенную классификацию, типологизацию, кодификацию гносеологического, научного, предна-учного и постнаучного развития знаний с помощью некоторых обобщений - научных метафор "сферы", "луча" и "отрезка".
Что касается соотношения между знанием и научным знанием. Ответ на этот вопрос вытекает из ответа на предыдущий. Если понимать под наукой строго историческое явление, сопряженное с гносеологией, эпистемологией и аксиологией Нового времени, то под научным знанием будет пониматься только то знание, которое подчиняется базисным установкам рационалистической парадигмы отрезка. А знание, которое не вписывается исторически или синхронно, но отклоняется от этой аксиоматики, является дру-гим ненаучным знанием.
Профессор Яковлев задал вопрос об общественных науках. Я в своей диссертации прилагал эти парадиг-мы исключительно к области естествознания. Но в других моих работах применение данной методологии к общественным наукам всегда оказывалось в высшей степени плодотворным. Это -вполне объективная и верифицируемая закономерность.
Профессор Драч спрашивал относительно науковедческих проблем. Я знаком с работами Петрова, счи-таю его вклад в эту проблематику значительным, но, к сожаленью, не смог остановиться на этом подроб-нее из-за объемов работы.
Относительно нового взгляда на эпоху возрождения. Речь идет не столько о новом взгляде на эпоху Воз-рождения, сколько о ее парадигмальном соотношении с Новым временем. Парадигма Нового времени не является прямым развитием парадигмы Возрождения, напротив, она исходила из протестантской логики, которая была своеобразной реставрацией креационистского подхода. Об этом есть у Герцена и у нашей историографической школы определенный подозрения, что, мол, больно уж не соответствует сухость и рационализм подхода Нового времени у Бэкона и Декарта с соцветием и разнообразием познавательных форм Возрождения. Я считаю, что Возрождение было фрагментарной и временной реставрацией пара-дигмы античности, парадигмы сферы.
Академик Жданов задал вопрос относительно образных понятий. Вот я полагаю, что избрание в качестве основного научного метода таких образных понятий продиктовано тем уровнем осмысления реальности, на котором находится современная наука, требующая пересмотра классических, привычных представле-ний. Сегодня рассуждать в терминах субъекта-объекта исследования в том нарастающем и надвигаю-щемся междисциплинарном подходе не вполне адекватно. Это процесс, и мы находимся только в его самом начале.
Теперь о том, соответствует ли тезис Маркса о слиянии науки о природе и науки о человеке с холистским подходом. Я думаю, что да. И если его освободить от некоторых через чур уж догматизированных и реакционных моментов, то он прекрасно вписывается в ту реставрационную неохолистскую модель, о которой идет речь.
Благодарю всех за вопросы. У меня все.

Председатель Совета профессор Жданов Ю. А.
Спасибо. Ответы завершены.

Слово представляется научному руководителю, профессору Верещагину Виктору Юрьевичу.

Профессор Верещагин Виктор Юрьевич (научный руководитель):
Я думаю ограничиться фразой о том, что Александр Гельевич действительно очень творческая личность и в процессе написания диссертации мне было с ним очень приятно общаться.

Председатель Совета профессор Жданов Ю. А.
Спасибо. Слово представляется ученому секретарю Совета для оглашения письменных отзывов, посту-пивших на диссертацию и автореферат.

Учёный секретарь Совета доцент Шульман М.М. зачитывает заключение организации, в которой выпол-нялась диссертация, отзыв ведущей организации на диссертацию и отзыв на автореферат (к стенограмме прилагаются выписка из протокола совместного заседания кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Ростовского юридического института МВД России и кафедры философии и культуры Ростовского государственного педагогического университета, отзыв ведущей организации - Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова и отзыв на автореферат диссертации д. филос. н., профессора Института философии и права Сибирского отделения РАН Симанова А.Л.).

Председатель Совета, профессор Жданов Ю.А. предоставляет слово соискателю для ответов на письмен-ные отзывы.

Соискатель Дугин А.Г.:
Благодарю профессора Кезина за очень ценный и глубокий отзыв, а также за поддержку, оказанную кафедрой философии и методологии науки факультета государственного управления МГУ в работе над текстом данной диссертации. Отвечу на сформулированные им критические замечания.
Недостаточная эксплицированность методологии традиционалистской школы применительно к филосо-фии науки. Я полностью признаю это замечание, но проблема состоит в формате данного диссертацион-ного исследования, не допускающего подробное изложение этого комплексного вопроса, который ос-ложняется недостаточной изученностью наследия традиционалистской мысли российским обществове-дением. Я опирался на работы Генона "Фундаментальные символы священной науки", на работы Фрэн-сиса Йейтса, Титуса Буркхарта и Линна Торндайка. Я полагаю, что в целом традиционалистская школа, представляющая собой законченную премодернистическую модель анализа, сегодня становится более актуальной и затребованной, в связи с общим кризисом парадигм модерна. Согласен, что тему надо раз-вивать.
Концепт "постнауки" является эвристической гипотезой, выдвинутой для ясности изложения основного тезиса диссертации. Во-первых, я на нем не настаиваю, а во-вторых, полагаю, что попытка его осмысле-ния и уточнения будет плодотворным направлением в поисках места и статуса науки в эпоху постмодер-на.
Недостаточность описания техники перехода от парадигмы сферы к парадигме луча объясняется рамками диссертации. Подробно эта тема описана в моей монографии "Метафизика Благой Вести", посвященной гносеологическому анализу христианской доктрины.
Признаю, что влияние парадигмы луча на постнауку показано фрагментарно. Причина этого состоит в том, что объективно это влияние - в отличие от влияния парадигмы сферы - действительно весьма не-значительно, и монотеистическая теология, догматика и гносеология аффектируют общий настрой по-стмодерна весьма незначительно. Признаюсь, что причины такой асимметрии мной пока не достаточно изучены.
Неполнота описания новых критериев научности, что я признаю, связана с тем, что эти критерии в дан-ный момент находятся в состоянии становления, и пока трудно сказать, какие из них укрепятся и зафик-сируются в качестве нормативных, а какие будут маргинализированы. В целом же, можно сказать, что я являюсь сторонником Фейерабенда, и убежден - в соответствии с духом постмодерна - в плодотворности принципа пролиферации гипотез.

Далее, относительно отзыва на автореферат. Благодарю уважаемого профессора Симанова, труды кото-рого обогатили мое представление о структуре научного знания в традиционных обществах Востока, за отзыв.
Основная критика профессора Симанова в его рецензии на автореферат состоит в указании на спорность обращения автором диссертации к методу сверхобобщающих парадигм. В ответ на это довольно серьез-ное замечание, с которым я позволю себе никак не согласиться, замечу следующее. Метод сверхобоб-щающих парадигм является по сути центральной эвристической и методологической линией данной дис-сертации. Этот метод является инновационным и непривычным. Хотя он учитывает общие тенденции всей области парадигматики, следует за классическими авторитетами в области философии и методоло-гии науки (Куном, Фейерабендом, Матрошиловой, Огурцовым, Степиным и т.д.), в чистом виде он нигде и никем (на наш взгляд) не применялся. Ближе всего он к модели уважаемого коллеги Шульмана, кото-рый предложил использовать термин "базисная идеализация" применительно к тому, что в моей диссер-тации описано как "сверхобобщающая парадигма". В формате автореферата едва ли возможно доско-нально описать и обосновать эту инновационную методологию, которая проясняется по мере развития самого исследования, показывая уровень и степень своей методологической пригодности.
Я убежден, что выделенные нами три парадигмы позволяют по-новому взглянуть на логику эволюции базовых оснований науки. На мой взгляд, в тексте самой диссертации это показано достаточно разверну-то. При этом я совершенно согласен с критикой в том смысле, что эта серьезная тема должна быть разви-та и обоснована еще более широко и обстоятельно, чтобы сомнения в ее применимости и эпистемологи-ческой полезности окончательно развеялись бы.
Уважаемый Председатель, у меня все.

Председатель Совета, профессор Жданов Ю.А. предоставляет слово первому официальному оппоненту.

Профессор Матяш Т.П. выступает с оценкой диссертации (письменный отзыв прилагается)

Председатель Совета, профессор Жданов Ю.А. предоставляет слово соискателю для ответов на замеча-ния оппонента.

Соискатель Дугин А.Г.:
Я хотел бы выразить искреннюю благодарность профессору Тамаре Петровне Матяш за развернутый и в высшей степени содержательный отзыв. Теперь по существу высказанных ей критических замечаний.
1. Во-первых, относительно высказанных сомнений относительно того, что данное исследование написа-но с позиции постмодерна. Уважаемая Тамара Петровна указывает на то, что простой "отстраненности" от духа модерна недостаточно, ем более, что профессор Матяш проницательно замечает наличие в дан-ном исследовании некоторых терминов, используемых в дискурсе, характерном для модерна. Речь идет о терминах метафизика, трансцендентность и субстанция.
Относительно данных терминов замечу, что все три упомянутых термина не являются собственностью дискурса модерна (т.е. Нового времени). Термин "метафизика" - греческий и принадлежит, как известно, Аристотелю, т.е. входит в язык традиционного общества манифестационистского типа (описанного в диссертации как парадигма сферы). Оттуда он был заимствован схоластами, и лишь потом перешел в дискурс модерна, что сопровождалось существенной семантической эволюцией. Термины "трансцен-дентность" и "субстанция" свойственны самой схоластике, и также были лишь позднее инкорпорированы модерном.
Используя эти термины, равно как и термин "диалектика", который, на сей раз, действительно, свойстве-нен именно модерну, я в диссертации не сопрягаю их строго с тем семантическим полем, с которым они были сопряжены в этом дискурсе. Т.е. на лицо некая деконструкция этих понятий. Именно деконструк-ция и деконтекстуализация, а не прямая замена иной моделью, что противоречило бы общей языковой стратегии постмодерна, избегающего прямых формально-логических, и соответственно, терминологиче-ских ходов.
Далее, сам феномен постмодерна я толкую гораздо шире, нежели постмодернисты, и я вижу здесь такое же различие, какое существует между "модерном", т.е. Новым временем и его основными критериями, и модернизмом, как специфическим направлением в рамках модерна. Подробно я описал свое понимание этого тонкого явления в статье "Постмодерн?", напечатанной в журнале "Элементы" за 1999 г. Там же я проследил возможные параллели между постмодерном и премодерном.
Одним словом, я ни в коей мере не являюсь постмодернистом, но я убежден, что постмодерн является определением, характеризующим общий настрой той эпохи, в которой мы все живем в течение послед-них десятилетий и от внутренних закономерностей которой, до конца не выясненных пока, никто не сво-боден.
Я хотел сказать только это и ничто иное. Согласен, что видимо это выражено в тексте диссертации не достаточно отчетливо.
2. Интересное замечание относительно того, что переход от парадигмы к парадигме предполагает появ-ление новой популяции людей и что парадигма сферы более органично соответствует "человеческому".
Это легко объяснить. Парадигма сфер описывает аналоговый, ассоциативный, эмоциональный, интуи-тивный (по Грегори Бейтсону) уровень мышления. Он характерен для традиционного общества, в кото-ром человечество жило многие тысячелетия, поэтому эта парадигма и сформировала общую структуру нашего бессознательного. (См. Юнга, Элиаде). Монотеизм (религии Откровения) серьезно и резко повы-сили вес рационального, двоичного, формально логического мышления. И не случайно между монотеиз-мом и язычеством были такие драматические коллизии. Монотеизм, действительно, формировал "нового человека", с радикально новым типом мышления. Новое время, еще более акцентировало рационализм, полностью подчинив ему бессознательное. Это триумф дигитального, двоичного, формально-логического подхода над структурами бессознательного. И в Новое время снова стал вопрос о "новом человеке", на сей раз освобожденном и от деистских , креационаистских и эсхатологических "предрассудков". Я не могу вдаваться в антропологические коннотации, на эту тему я прочел курс лекций по сравнительной гносеологии и антропологии Традиции и современного мира.
3. Поясню относительно времени и вечности. Для Плотина чистый образчик манифестационизма - веч-ность - онтологична, время неонтологично. Но в креационистской перспективе схоластов ситуация меня-ется, так как между вечным Божеством и тварным миром нет общей мере. Так происходит частичная онтологизация времени. Пиком процесса будет понимание "времени" в эпоху Просвещения, где оно ста-новится вместе с пространством важнейшей онтологической априорной категорией.
4. По поводу Варлаама и Паламы. Очень верное замечание: между ними был не просто спор, но вопрос стоял о анафематствовании одного из двух и канонизации учения другого. Это, действительно, драматич-ная история. Но я не говорил строго о "влиянии св. Паламы на Возрождение". И Варлаам и Палама были до определенной степени манифестационистами. Причем св. Палама гораздо в большей степени, чем Варлаам. Но их судьбы сложились так, что св. Григорий Палама остался в Византии и повлиял на визан-тийское, шире православное, богословие (внутренний аспект), а Варлаам отправился в Европу и стал наставником Петрарки. Уважаемая профессор Матяш верно подмечает, что в диссертации влияние Ви-зантии на Возрождение описано недостаточно подробно. Скажу лишь в свое оправдание, что на эту тему мною написана статья "Максимальный гуманизм". Обязуюсь развить эту тему в дальнейших работах.
6. Относительно знакомства с трудами некоторых философов через работы комментаторов и отсутствие развитой системы ссылок на эти опосредующие источники. Это до определенной степени справедливо, я полагал, что слишком подробная экспозиция этой темы серьезно утяжелит текст исследования, уведет в основной линии изложения. И все же я старался по мере возможности работать именно с оригиналами.

Председатель Совета, профессор Жданов Ю.А. предоставляет слово Секретарю Диссертационного Сове-та Шульману М.М. для оглашения отзыва второго официального оппонента (письменный отзыв прила-гается).

Председатель Совета, профессор Жданов Ю.А. предоставляет слово соискателю для ответов на замеча-ния оппонента.

Соискатель Дугин А.Г.:
Благодарю уважаемого профессора Кузнецова за подробный и исчерпывающий отзыв. По критическим замечаниям.
Речь идет о том, что метод сверхобобщающих парадигм представляет собой редукцию, а следовательно нуждается в уточнении и нюансировании. Это абсолютно верно. Но такое замечание может быть приме-нено вообще к любой генерализации. Текст диссертации представляет собой начальный уровень осмыс-ления границ применимости метода сверхобобщающих парадигм к исследованию эволюции оснований науки, дальнейшая разработка данной темы - где придется перейти в более высокой степени детализации - потребует более объемных и обстоятельных исследований. В частности, заслуживает особого труда проблема "актуальной бесконечности", на которой строится вся математическая и онтологическая конст-рукция парадигмы отрезка. Я собираюсь учесть это замечание в дальнейших трудах, и особенно при под-готовке монографии на эту тему, над которой сейчас работаю.
Вопрос о соотнесенности развития парадигмальных оснований науки на Западе с аналогичными процес-сами на Востоке, действительно, в диссертации не затронут. Это было бы крайне продуктивным компара-тивистским исследованием.
Более принципиальным замечанием является указание на недостаточно детальное описание причин и механизмов смены базовых парадигм. В свое оправдание могу сказать лишь, что такая задача не стави-лась в данном диссертационном исследовании, которое является попыткой лишь описания этого процесса и его первичной кодификации. Вопрос о детальном выяснении механизмов парадигмальных трансфор-маций и их симбиотического взаимопроникновения требует более узкой локализации исследования, ог-раничения узкой и конкретной областью. Относительно выяснения причинной подоплеки парадигмаль-ных сдвигов, напротив, требует еще большей степени обобщения, чем та, что предпринята в диссертаци-онном исследовании.
Спасибо, у меня все.

Председатель Совета, профессор Жданов Ю.А.: Я хоть раз хотел бы воспользоваться своим преимуще-ством как Председатель Совета и первым начать дискуссию. Относительно Византии, Возрождения и влияния Востока на Запад вообще. Как известно у Шекспира была трагедия "Отелло", которая была изображена в виде балета. В этом замечательном балете Отелло, в конце концов, в порыве страсти сбра-сывает с себя все одежды и танцует черный негритянский танец в окружении других танцоров. Вот при-мер того, как можно исказить истинную историю. Отелло был на десять голов выше той Венеции, в ко-торой он жил. Он нес им удивительную культуру, которую они не поняли. И он чужд им не потому, что он дикарь, а потому, что он на десять голов выше Венеции. Вот это замечание насчет Византии.
Делаю замечание Вам, Александр Гельевич, всем присутствующим и себе. Прочитаем и перечитаем Ге-геля, "Феноменологию духа" в первую очередь. Все он уже это там описал. Гегель что сказал: что такое разум? Разум - это не болтовня. Разум - это деятельность по логике предмета, все. Поэтому даже собака или бобр - имеют разум при охоте или строительстве плотины. Разум - это деятельность по логике пред-мета. А вот логику уже можно выразить в терминах и понятиях. Это уже наша забота. Поэтому-то, не читая Гегеля, мы недостаточно различаем такие понятия как знания и наука. Я исхожу из гегелевского понимания рационализма, который Гегель прочитал так. Разум - это не рассудочность, это не механи-цизм и это не редукционизм. Давайте, восстановим рациональность в ее подлинном, гегелевском смысле. Гегель пишет о том, что мы должны создать разумную мифологию как идеал познания. Это Гегель напи-сал, внимательнее его читать надо. Тогда мы сможем построить очень строгую и непротиворечивую сис-тему знания. "Феноменология…", как известно, включает и науку на своем последнем, заключительном этапе. Тогда строго формируется и соотношение исторического и логического. И отдельные элементы - сфера, луч и отрезок - выступают как этапы формирования этого логического в гегелевском смысле. И они остаются всегда в любом знании, так или иначе. Особенна сфера, она присутствует на всех историче-ских периодах, что уважаемый соискатель и доказал нам на обширном библиографическом материале. Но акцент делается на какой-то из трех парадигм только в ту или иную историческую эпоху. Это зависит во многом от формы человеческой деятельности, технологии. Ведь традиционное, сакральное общество - это аграрное мышление, живо связанное с природой в деятельности, с ее целостностью, холизмом. Кале-ченье человека начинается с разделения труда, но одновременно сопровождается огромным технологиче-ским успехом. Технология механическая сменяет технологию аграрную. Сегодня же господствует техно-логия молекулярная. Поэтому механизм смены парадигм, на мой взгляд, тесно связан с динамикой смены технологического взаимодействия человека и природы.
Теперь по поводу тезиса о "конце науки". Вы справедливо критикуете в своей диссертации эту концеп-ции. Но я Вам скажу как естествоиспытатель с другого конца. Еще несколько месяцев тому назад кто бы мог подумать, что обнаружат квазары, расположенные от нас на расстоянии 25 миллиардов световых лет. Что же на этих 25 миллиардах световых лет происходит? Таким образом, наука со стороны объекта бес-конечна. Обнаружено энергии 1040 Эл/В. Что же является источником этих энергий? Когда-то Опарин развил теорию происхождения жизни на земле на основе бульона. Какой бульон? Обнаружено 400 хими-ческих органических соединений в космосе. Бульон-то оказывается не земной, а космический! И вот сахара в космосе уже найдена. Объект бесконечен и безграничен. В этом контексте, конца науки не вид-но. Проблема в другом, удастся ли человеку сохранить бесконечность своих возможностей познания? Это собственно и вопрос. Вместе с ним мы и присоединяемся к Вашим, Александр Гельевич, взглядам и будем за Вас голосовать.

Профессор Давидович В.Е.: Я бы сделал только одно замечание. В тексте реферата не используется тер-мин "культура". Хотя, на мой взгляд, это могло бы обогатить диссертацию. То, что он для описания своей концепции использовал такие метафизические модели, как парадигма сферы, луча и отрезка, лиш-ний раз доказывает его сугубо творческий подход. И спрашивать, почему он поступил именно так, так это все равно, что спрашивать, почему Гегель положил в основу "идею", а Шопенгауэр - "волю" и т.д. Эта некие исходные категории. Вот Александр Гельевич выбрал именно эти исходные категории и построил очень убедительную гносеологическую модель, с которой можно и, может быть, даже нужно спорить.
Я призываю всех членов нашего Совета голосовать за присуждения соискателю искомой степени канди-дата философских наук.

Профессор Несмеянов Е.Е.: уважаемые коллеги, мы сегодня заканчиваем работу нашего Совета, и как приятно, что заканчиваем мы ее такой неординарной и яркой диссертацией. Работа Дугина мне очень нравится и сам автор тоже. Хочется отметить огромную эрудицию этого человека. Конечно, есть некото-рые ошибки и, возможно, это связано как раз с тем, что Александр Гельевич в свое время не окончил философский факультет. Но я думаю, что этот минус, может быть, иногда бывает и плюсом. Вот я вспо-минаю соответствующая ситуация была в свое время с Ницше. Когда Ницше впервые вводил в своей работе категории "дионисийское" и "аполоническое", то самого Ницше за это резко критиковали, потому что это были абсолютно неприемлемые термины для тогдашнего научного истеблишмента. То есть на-лицо ситуация, когда человек старается взглянуть на проблему по новому, использовать другой категори-альный аппарат. Я думаю, что Дугин проясняет движение науки при помощи метафор, которые сам на-зывает научными. И я полагаю, что здесь может быть только один критерий - достаточно ли это логиче-ски аргументировано или нет? И ход сегодняшней защиты убедительно показывает, что да. Еще одно замечание по поводу Ренессанса. Я сам занимался этой проблемой и имею ряд публикаций. Могу сказать, что и здесь Дугин оказался абсолютно прав. Возрождение значительно более близко античности, чем Новому времени. В культурологии - это давно известный факт. И то, что Дугин распространяет его в философию науки, свидетельствует о глубоком понимании тех фундаментальных процессов, которые происходили в истории и говорит о чутье автора. И я считаю, что работа Дугина безусловно заслуживает искомой степени.

Профессор Негодаев И.А.: Метод применяемый автором весьма ограничен, на мой взгляд. Тело истории науки - это и тело деятельности по производству знаний и его результат. Философ гносеологии может ограничиться только знаниями, но философ науки должен учитывать и практический результат. Эту же ошибку сделал и Кун со своими парадигмами. И второе замечание о кризисе рациональности. Сейчас вышел двухтомник РАН, который называется "На перепутье", где дается различное толкование рациона-лизма, его аспекты. В конце концов, подтекст таков: рациональное сменяется, дополняется, сопровожда-ется иррациональным. Это очень тонкая грань понимания между рациональным и иррациональным. По-этому когда мы говорим о переходе от одной парадигмы к другой и кризисе рациональности, то, на мой взгляд, необходимо уточнять, что речь идет о научном знании, а не о иррациональном знании. Мне ка-жется, что очень важно с практической точки зрения для борьбы с мистицизмом и т.д.

Профессор Данцев А.А.: Меня затронуло перенесение феномена "постмодерна" на науку, осуществлен-ное в диссертации. Не являемся ли мы сторонниками того, что постмодерн пожирает науку? Но меня порадовало, что наш диссертант дал такой ответ: "Я не признаю постмодернизм, но признаю его наступ-ление". Мы являемся свидетелями того, как наука задыхается в старой парадигме, предложенной еще Кеплером, что мир - это "часовой механизм". Мы сегодня приближаемся к новой парадигме, которая уже рассматривает окружающий мир как живой, как единое целое. Но наука сама по себе не может выйти на это. Тогда она и прибегает к помощи постмодерна, чтобы обойти этот момент. Я целиком поддерживаю позицию диссертанта.

Профессор Режабек Е.Я.: Я полностью присоединяюсь к высокой оценки той работы, которую мы здесь сегодня обсуждали, и отличной характеристике самого диссертанта. Позволю несколько замечаний. Я совершенно уверен, что грядет холизм, точнее, холистское мировидение. Я полностью разделяю позицию Матяш Т.П., что необходима научная рефлексия, которая бы выходила за пределы самой науки. Пробле-ма в том, куда нужно для этого выходить. Таким оптимальным феноменом мне представляется "культу-ра". Поэтому когда я говорю о холизме, то для меня это не только установка научного познания, а это некоторый сдвиг в самой культуре общества и человечества. Я думаю, что грядет даже переход к холист-скому поведению, которое предполагает и специфическое нравственное начало. И мы его никак не мо-жем обойти. Далее, если так мы подойдем к смене парадигм, то должны будем выстроить критическое замечание и в отношении коллеги Шульмана, так как не только категория "парадигма", но понятие "ба-зисная идеализация" является недостаточным. Поэтому холизм должен быть понят, в первую очередь, как смена культурных, цивилизационных парадигм.
Второе замечание касается невозможности возвращения к прежнему холизму. Полного возвращения быть не может. Боле того, этот новый холизм по ряду параметров будет принципиально отличаться от старого, античного холизма. Это тоже нужно подчеркнуть. Удельный вес чувственно-пространственного, эйдетического мышления в новом холизме будет совершенно иной, чем удельный вес этих двух начал в античном мышлении.

Председатель Совета, профессор Жданов Ю.А. предоставляет заключительное слово соискателю.

Соискатель Дугин А.Г.: Уважаемый Председатель Совета, уважаемые члены Совета, хотел бы искренне и сердечно Вас поблагодарить за такой благожелательный заряд обсуждения моей скромной работы. Сего-дня я услышал для себя столько специально-научных вещей, что редко бывает на других аналогичных мероприятиях - конференциях, круглых столах и т.п.
Хотел бы особенно поблагодарить ту кафедру, на которой было осуществлено мое диссертационное ис-следование - кафедру гуманитарных и социально-экономических дисциплин РЮИ МВД России, моего научного руководителя - заместителя начальника РЮИ МВД России, профессора Верещагина Виктора Юрьевича, без кураторства которого эта работа не появилась бы. Поблагодарить ведущую организацию - кафедру философии и методологии науки факультета госуправления МГУ им. М.В. Ломоносова, моих официальных оппонентов - Тамару Петровну Матяш и Валерия Георгиевича Кузнецова, который сего-дня, к сожаленью, не смог приехать. Я выражаю глубокую благодарность ученому руководителю собра-ния - академику Жданову и всем членам Совета. Благодарю Вас от всего сердца.

Председатель Совета, профессор Жданов Ю.А. предоставляет слово учёному секретарю для предложения по составу счётной комиссии.

Учёный секретарь доцент Шульман М.М.:

Предлагаю избрать комиссию для подсчёта голосов при тайном голосовании по диссертации в следую-щем составе: профессор Давидович, профессор Драч, профессор Негодаев.

Председатель Учёного Совета, профессор Жданов Ю.А. просит голосовать за такой состав счётной ко-миссии. Члены Совета голосуют единогласно. Объявляется перерыв для тайного голосования. Все при-сутствующие, кроме членов Диссертационного Совета, выходят из зала.

(После перерыва)

Председатель Учёного Совета, профессор Жданов Ю.А. предоставляет слово председателю счётной ко-миссии для оглашения результатов тайного голосования.

Председатель счётной комиссии, профессор Давидович В.Е. зачитывает протокол заседания счетной комиссии:

Протокол
заседания счётной комиссии, избранной Диссертационным Советом К.064.40.01 20 декабря 2000 года

Состав избранной комиссии: Давидович В.Е., Драч Г.В., Негодаев И.А.. Комиссия избрана для подсчёта голосов при тайном голосовании по диссертации Дугина Александра Гельевича на соискание учёной степени кандидата философских наук.
Состав Диссертационного Совета утверждён в количестве 18 человек на период действия Номенклатуры специальностей научных работников, утверждённой Приказом Министерства науки и технической поли-тики РФ от 28.02.1995 г. №24.
В состав совета дополнительно с правом решающего голоса введены 0 человек.
Присутствовало на заседании 16 членов Совета, в том числе докторов наук по профилю рассматриваемой диссертации 6.
Роздано бюллетеней - 16.
Осталось не розданных бюллетеней - 2.
Оказалось в урне бюллетеней - 16.
Результаты голосования по вопросу о присуждении учёной степени кандидата философских наук Дугину Александру Гельевичу
за - 16,
против - нет,
недействительных бюллетеней - нет.
Председатель счётной комиссии - Давидович В.Е.
Члены счётной комиссии - Драч Г.В., Негодаев И.А.

Председатель Совета профессор Жданов Ю.А. предлагает утвердить протокол счётной комиссии. Прото-кол утверждается единогласно.
В соответствии с пунктом 36 Положения ВАК Министерства образования России обсуждается проект заключения по диссертации.

Председатель Совета, профессор Жданов Ю.А.:
Поступило предложение принять этот проект в целом. Кто за такое предложение, прошу голосовать. Единогласно. Против и воздержавшихся нет. Постановили: на основании пункта 35 "Положения о поряд-ке присуждения научным и научно-педагогическим работникам учёных степеней и о присвоении науч-ным работникам учёных званий" утвердить следующее заключение:

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
по диссертации Дугина Александра Гельевича
"Эволюция парадигмальных оснований науки (философско-методологический анализ)"


Диссертационный совет К 064.40.01 по философским наукам в Северо-Кавказском центре высшей школы 20 декабря 2000 года рассмотрел диссертацию Дугина А.Г. "Эволюция парадигмальных оснований науки (философско-методологический анализ)", представленную на соискание ученой степени кандидата фило-софских наук по специальности 09.00.08 - философия науки и техники.
На основании обсуждения диссертации во время процедуры защиты, отзывов официальных оппонентов доктора философских наук, профессора Кузнецова В.Г.; доктора философских наук, профессора Матяш Т.П.; отзыва ведущей организации - Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова и других материалов диссертационного дела совет
постановляет:
Кандидатская диссертация Дугина А.Г. является самостоятельным и завершенным научным исследовани-ем, посвященным философско-методологическому осмыслению процесса эволюции науки в контексте обобщающей парадигмальности.
Актуальность темы исследования определяется тем, что качественное изменение природы современной науки нуждается в переосмыслении, которое должно заключаться, в попытке охватить историю науки на уровне ее парадигмальных оснований в глобальном историческом контексте с учетом предпосылок ее возникновения, соотношения с предшествовавшими и полемически противодействующими ее становле-нию духовными факторами.
Конкретное личное участие соискателя и новизна его исследования заключаются в том, что им:
произведено исследование феномена науки и этапов его становления в новых социально-культурных условиях, который характеризуется существенным изменением онтологических и гносеологических па-раметров (ситуация "постмодерна");
обосновано использование и выявлены границы применения нового парадигматического метода, кото-рый предполагает оригинальную масштабную модель обобщений, учитывающую множество новейших данных из истории науки и научных теорий, развивая их в новую методологическую и эпистемологиче-скую конструкцию с использованием научных метафор "сферы", "луча" и "отрезка";
предложена новая классификация различных научных, мифологических, религиозных и метафизических систем, объединенных автором между собой на основании парадигмальных критериев;
сделан вывод о существенном изменении функций и роли науки при переходе к новым эпистемологиче-ским параметрам, характерным для эпохи "постмодерна", о смене классических нормативов науки Ново-го времени на новые парадигмальные основания, которые автор предлагает именовать "постнаукой"
Указанные элементы новизны содержатся в разработке и обосновании автором следующих положений:
полемический тезис о "конце науки", дискутируемый научным сообществом в последние годы, интер-претирован как симптоматическое выражение сложного процесса смены сверхобобщающих парадигм, который помещает науку в принципиально новый контекст, свойственный новейшему этапу историче-ского развития цивилизации. Исследование эволюции оснований науки с помощью метода сверхобоб-щающих парадигм позволяет философски анализировать и описывать связи между различными научны-ми теориями, представляющимися совершенно самостоятельными и удаленными друг от друга эписте-мологическими феноменами, в контексте основных научных метафор "сферы", "луча", "отрезка";
парадигмальные основания науки выступают в качестве исходного неявного образца, матрицы, первич-ной структурирующей реальности, определяющей онтологические и гносеологические пропорции, тип сознания, рациональности, языка и мировоззрения человеческого сообщества, предопределяя и обобщая его базовые установки в виде предмировоззрения, праидеологии, своего рода корневого мифа;
общий процесс эволюции научных представлений направлен от парадигмы сферы через парадигму луча к парадигме отрезка, хотя на разных этапах истории он усложняется отклонениями от этой магистральной ориентации и подвержен циклическим колебаниям. Выработка основных принципов развития современ-ной науки происходила согласно сложной диалектической схеме, где диахроническая последователь-ность не всегда означала логическую и причинную взаимосвязь;
традиционные общества в формировании представлений о структуре окружающего мира исходили из принципа манифестационизма, описываемого парадигмой сферы. Монотеистический принцип построе-ния мировоззренческой модели, определяющей развитие научных представлений, представляет собой парадигму луча, сменяющую парадигму сферы, свойственную домонотеистическим, "языческим" тради-циям и сакральным обществам;
сценарии дальнейшего развития науки могут быть предложены на основе бифуркационной прогностиче-ской методологии: либо возобладает тенденция к обращению современных ученых к холистским моде-лям, либо, учитывая увеличивающийся разрыв между новейшими научными исследованиями и общей интеллектуальной культурой общества, дальнейшее развитие науки станет локальным явлением, методо-логия и язык которого будут понятны только очень ограниченному кругу "профессиональных ученых".
Обоснованность и достоверность представленных научных результатов подтверждена независимыми исследованиями отдельных аспектов проблемы, большой источниковой базой проведенного философско-методологического анализа, апробацией выводов диссертации на научно-теоретических конференциях и семинарах.
Практическая значимость диссертационного исследования определяется возможностью использовать выводы диссертационной работы при проведении фундаментальных научных и философских исследова-ний в области всеобщей истории, истории науки, философии, теории систем, парадигматики и киберне-тики. Диссертантом углубленно исследован ряд вопросов, способствующих более адекватному понима-нию важнейших интеллектуальных, научных и философских процессов, протекающих в современном мире, что позволяет включить соответствующие разделы работы в опорные материалы для чтения лекций и проведения семинарских занятий по философии и методологии науки.
Кандидатская диссертация Дугина А.Г. "Эволюция парадигмальных оснований науки (философско-методологический анализ)" по своим квалификационным признакам соответствует требованиям п. 14 "Положения о порядке присуждения научным и научно-педагогическим работникам ученых степеней и ученых званий" и требованиям ВАК России, однако содержит и недостатки, касающиеся неполной экс-пликации основ "традиционалистской" методологии применительно к исследованию парадигмальных оснований науки, а также фрагментарного описания новых критериев научности, которые складываются на современном этапе развития науки.

Классификационные признаки диссертации:

1. Характер результатов диссертации.

1.1. Новое решение задачи, имеющее существенное значение для соответствующей отрасли знания.

2. Уровень новизны результатов диссертации.

2.1. Результаты являются новыми.

3. Ценность результатов диссертации.

3.2. Высокая.

4. Связь темы диссертации с плановыми исследованиями.

4.3. Инициативная работа.

5. Уровень внедрения (использования) результатов диссертации, имеющей прикладное значение.

5.2. На межотраслевом уровне.

6. Рекомендации по расширенному использованию результатов диссертации, имеющей прикладное зна-чение.

6.1. Требует расширенного использования.


Постановили:
1. Утвердить протокол счётной комиссии.
2. На основании результатов тайного голосования членов Диссертационного Совета ("за" - 16 человек, "против" - нет, недействительных бюллетеней - нет) считать, что диссертация соответствует требовани-ям, предъявляемым к диссертациям на соискание учёной степени кандидата философских наук (пункт 14 "Положения о порядке присуждения научным и научно-педагогическим работникам учёных степеней и о присвоении научным работникам учёных званий") и ходатайствовать о выдаче Дугину Александру Гель-евичу диплома кандидата философских наук по специальности 09.00.08 - философия науки и техники (философские науки).

Председатель
Диссертационного Совета, профессор
Член-корреспондент РАН Жданов Ю.А.

Учёный секретарь
Диссертационного Совета, доцент Шульман М.М.


20.12.2000